Судьба разведчика | Новости Тулы

Судьба разведчика

Опубликовано: 10 Мая 2018 10:02
Судьба разведчика

Вчера наша страна отметила День Победы – праздник, важный и особенный для каждой семьи. И сколько бы лет не прошло, в сердцах правнуков, внуков, детей будет жить искренняя гордость за поколение, защитившее и возродившее страну после самой кровопролитной войны двадцатого столетия. О своём отце, Александре Васильевиче Шемякине, накануне 9 мая редакции газеты «Маяк» рассказал житель села Дедилово Валерий Шемякин.

– Я вглядываюсь в лицо своего отца на фотографии середины прошлого века и невольно ищу в нём что-то особенное, героическое. Ищу и не нахожу – обычное лицо. На каких-то снимках оно – задумчивое и серьёзное, на – каких-то озорное, весёлое. И тут же ловлю себя на мысли, а почему оно должно быть героическими? На фронт уходили обыкновенные люди, вчера ещё жившие мирной жизнью со своими заботами и радостями. Они уходили воевать и больше переживали не за себя, а за своих родных и близких, оставшихся дома, – рассуждает Валерий Александрович. – И всё же эти мужчины, мальчишки, зачастую не совсем грамотные, не обладающие какой-то недюжинной силой, победили. И среди них был мой отец. Моему внуку в школе дали задание написать сочинение о родственнике, участнике Великой Отечественной войне. Я рассказал Фёдору о его прадеде всё, что знал и понял, мне самому важно понять, каким был мой отец. К сожалению, о войне он вспоминать не любил. Но даже то малое, что он рассказывал, я обязан сохранить.

Александр Шемякин родился в 1921 году в селе Дедилово. После окончания «семилетки» начал сам зарабатывать себе на хлеб, устроившись слесарем на химкомбинат в Сталиногорске (современный Новомосковск). Как и многие мальчишки того времени, повально подхватившие «небесную болезнь», после работы занимался в аэроклубе. Впоследствии он и одного из своих сыновей назовёт Валерием, в честь знаменитого советского лётчика-испытателя Чкалова.

В 1940 году Александра Шемякина призывают в Красную Армию. Юноша не хотел огорчать маму и пошёл служить тайком от Марии Дмитриевны, попросив младшего братишку привезти необходимые вещи. В июне 1941 года Александр горько сожалел о том, что тогда, год назад, не попрощался с мамой. Ведь, кто теперь знает, что его ждала, может быть, верная смерть.

В ноябре 1941 года Александра Шемякина назначают командиром взвода разведки в составе 130 отдельной разведовательной роты 148 стрелковой дивизии. В ноябре – декабре 1941 года дивизия провела успешные бои по обороне города Ельца. В период зимних боёв 1942-1943 годов дивизия принимала участие в Воронежско-Касторненской наступательной операции, освободив города Колпна, Малоархангелск, и в первых числах апреля 1943 года стала в оборону по восточному берегу реки Неручь. На данном рубеже дивизия прикрывала правый фланг Орловско-Курской дуги.

В разведовательной роте Александр Шемякин провоевал до апреля 1943 года. Тактические учения разведчиков, ночные переходы, преодоления препятствий, ножевой бой, стрелковый бой, действия по захвату «языка», азы маскировки чередовались с настоящими боями с немцем. За годы службы в разведроте Александр получает медаль «За отвагу».

В наградном листе молодой разведчик характеризуется как смелый, храбрый и решительный человек. Из этого же документа Валерий Шемякин узнал, что во время войны его отец взял двадцать «языков».

– Отец не любил много об этом говорить. Но его тяжёлый взгляд давал понять, в разведке он узнал – почём фунт лиха. Раз он рассказал, что в разведке боем они захватили вражеский блиндаж. А там был очень крупный немец. Он накинулся на отца, который был не очень высокого роста и начал его трепать. От гибели, обезвредив фашиста, отца спас его фронтовой друг, Отец также вспоминал, что выполнял задания, с которых было приказано без «языка» не возвращаться. И вот однажды они с группой отправились на такое задание, но, когда спешили обратно, пленный немец умер в дороге. Пришлось им, измученным и уставшим, добывать нового «языка», – рассказывает Валерий Александрович. – Вспоминая войну, отец чаще говорил не о своих подвигах и заслугах, а том, о чём не принято говорить. Он с горечью рассказывал о бойце, который с ранением попал в госпиталь, где и выясняли, что это был самострел. Потом этого солдата расстреляли перед строем. Думаю, что этот эпизод всю оставшуюся жизнь не давал отцу покоя.

В апреле 1943 года Александра Шемякина переводят на учёбу в Краснодарскую военно-авиационную школу пилотов истребительной авиации. В этом повороте судьбы сыграло свою роль авиационное прошлое Александра в мирной жизни. Но бить врага в небе Александру не довелось. Окончание учёбы совпало с окончанием войны.

С войны Александр Шемякин привёз несколько трофеев, которыми он пользовался и дорожил до конца жизни. Это немецкий штык-нож, опасная австрийская бритва, офицерские сапоги и брюки-галифе.

После демобилизации в 1946 году Александр Шемякин вернулся на родину. И, как все бывшие фронтовики, принялся восстанавливать разрушенное хозяйство. Александр Васильевич трудился в школе фабрично-заводского обучения, на Дедиловском промкомбинате. В 1950 году он назначается председателем колхоза имени Ворошилова, затем становится заместителем председателя колхоза «Сталинский путь».

– Отец был смелым, бескомпромиссным человеком. Если знал, что правда на его стороне, не боялся отстаивать своё мнение и перед вышестоящим руководством, и перед коллегами, иногда наживая таким образом себе врагом. Но я отца понимаю, по-другому он не мог. Уж коли он брался за работу, то делал её добротно, с размахом и вкусом, – рассказывает Валерий Александрович.

Александр Шемякин, как говорится, родился в рубашке. Ведь сталкиваясь лицом к лицу с врагом и смертью в разведроте, он был только раз легко ранен. Другие его товарищи за захват толковых «языков» расплачивались своей кровью. В мирной жизни бывший разведчик не был таким везучим. Он ушёл из жизни рано от тяжёлой болезни.

– Я сам тогда служил в армии, на Камчатке и после демобилизации планировал там остаться – подзаработать денег. Но мама моя прислала письмо, что отец очень плох. Я сразу же поехал домой. Повёз отца в Москву, но врачи сказали, что уже поздно. Умер отец на руках у своей матери, она как раз у нас гостила, которая так терпеливо ждала его с войны и с которой по мальчишеской глупости он когда-то не попрощался перед уходом в армию. Отцу тогда было 49 лет, – рассказал Валерий Александрович. – Сейчас очень жалею, что так мало спрашивал отца, не настаивал, не приставал с вопросами о его прошлом, о том, как он воевал. И вот теперь по крупицам собираю сведения о нём, о дивизии, в которой он воевал, о его товарищах. Зачем мне это надо? Хочу, чтобы мои внуки помнили не только бабушку и дедушку, но точно знали какого они роду-племени.

Заканчивая беседу, Валерий Александрович отметил, что его отец, хлебом не корми, любил читать наизусть стихи.

– Он их знал огромное количество. Его любимыми поэтами были Некрасов и Маяковский, знал Пушкина и Лермонтова. Память у него была изумительная. Он мог читать их несколько часов подряд. Это и мне было на руку. Я слушал отца, запоминал, а потом в школе получал хорошие оценки по литературе. Я даже и предположить не могу, когда и где он выучил столько стихов. Может быть в далёкой юности, может, в лётной школе, – спрашивает себя Валерий Шемякин, бросая взгляд на фотопортрет своего отца.

Другие материалы по теме

Загрузить ещё