Игорь Черевченко: Мы точно не будем ставить автобус и тупо стоять в обороне | Новости Тулы

Игорь Черевченко: Мы точно не будем ставить автобус и тупо стоять в обороне

Опубликовано: 22 Января 2019 14:21
Игорь Черевченко: Мы точно не будем ставить автобус и тупо стоять в обороне

Большое интервью главного тренера "Арсенала" Игоря Черевченко порталу «Чемпионат.com», — о тактике, работе в «Арсенале», «Локомотиве» и проблемах «Балтики».





Осенью кто-то писал, что в Туле будет рулить тандем тренеров. Поверьте, 15 минут в расположении команды хватит, чтобы понять, кто здесь главный.

«Как там писали? — с сарказмом вспоминает Черевченко, — из-за лицензии PRO берут меня?»

У главного тренера «Арсенала» всё в порядке с отношением к медиа. Его деликатность (редкое качество) приводит к тому, что порой приходится отвечать на одни и те же вопросы. Мы постарались до этого не доводить. Ну, почти.

— Вас же в Европу звали футболистом. Потянули бы?

— Варианты были. В «Юве» звали с арендой в «Перуджу». Сам виноват, что не уехал. Но, вы знаете, я ни о чём никогда не жалею. Если бы уехал, я бы там жить остался. Недвижимость купил бы точно!

— Часто принимаете решение на эмоциях?

— Я просто по натуре домашний человек. Не люблю уезжать. Даже две недели на сборах даются тяжело.

Игорь Черевченко много курит.

«Полторы пачки в день! И кофе тоже пью, правда, оно уже давно не берёт».

В футбол бывший защитник «Локо» уже не играет. Травмы. Скоро предстоит операция на суставах. Как-то после тренировки персонал «Арсенала» решил покатать мяч. Черевченко смотрел с бровки.

— В 29 лет закончить играть — сложно далось?

— Безболезненно к этому отнёсся. Сожаление было, но понимал сложность своей травмы. Футболиста во мне не осталось — я его убил. Мне противопоказан бег. Даже на беговой дорожке нельзя.

— Вы ещё и глаза едва не лишились. В игре со «Спартаком».

— Была верховая борьба с Титовым, но он убрал голову. В итоге столкнулись со своим же — с Пашининым. Я лицом, а он — затылком. Разорвал себе веко и сломал нос. Узнал себя только в раздевалке. Мы ещё в белой форме играли — майка, конечно, сильно в крови перепачкалась. С тех пор у меня шрам. У меня вообще высокий болевой порог — боли почти не чувствую.









Узнаю рассказы тех, кто застал его игру.

— Вы начинали детским тренером?

— Начинал. Детям нужно больше показывать — они визуально восприимчивы. С ними намного тяжелее работать, чем со взрослыми. Знаете почему? У них есть родители.

— Это которые очень хотят, чтобы чадо выросло футболистом?

— Хотеть и мочь — две большие разницы. Кто-то пытался со мной подружиться. Объяснял им: ещё раз и до свидания! У меня ко всем одинаковое отношение. Единственный показатель — футбольное поле. У меня и сейчас всё так же в «Арсенале».

Об «Арсенале»

— Кононова в последние месяцы облизывают со всех сторон. Согласны, что передал вам команду-конфетку?

— В чём-то она хороша, в чём-то чуть хуже. Я работу коллег не комментирую.

— Можно сказать, что до перерыва использовали наработки предыдущего тренера?

— Меняли только состав. Революция могла пойти во вред.

— Теперь будут более глобальные перемены?

— Это не секрет — мы будем работать над обороной. Если там есть проблемы, это вина не только защитников, но и тех, кто играет выше. Будем перестраиваться тактически, индивидуально доносить до футболистов наши идеи. На втором сборе будем проводить работу по линиям.





— «Арсенал» теперь будет играть в более оборонительный футбол?

— Нет. С чего вы взяли?

— В одном интервью вы говорили, что он вам симпатичен.

— Говорил. Но не со всеми командами. Ты же на тренировки ходишь? Над чем мы последние пару дней работаем? Над атакой. Кто-то пустил слух, что при мне «Локомотив» играл в оборону, но вы вспомните, сколько тогда он забил голов. Тем не менее оборонительный футбол эффективен. Посмотрите, как сборная Франции выиграла ЧМ-2018. Или Симеоне с «Атлетико» Лигу Европы. Если кому-то такая игра не нравится, это их проблемы. Главное, чтобы футболистам всё нравилось.

— А вам-то что нравится?

— Это палка о двух концах. Могу сказать только одно — мы точно не будем ставить автобус и тупо стоять в обороне, как некоторые команды. У нас очень быстрые футболисты, выстраиваться в десять человек смысла нет. Начинать контрольные игры будем со схемой в четыре защитника.

— В Тулу к вам в помощь приехал Климов. Как насчёт других бывших коллег — Тихонова и Дмитриева?

— Их не будет. Хоть мы и работали раньше вместе, раздувать тренерский штаб не стоит. Пять человек достаточно.

— Трансферы ещё будут?

— Разговариваем. Называю позицию руководству, а они предлагают варианты. Какую позицию назвал, не скажу — агенты замучают звонками.

— На этом сборе много молодых футболистов, есть и те, кто на просмотре. Савичев, Макаров, Минаев — у кого больше всего шансов остаться?

— Об этом бессмысленно говорить сейчас, потому что тренировочный процесс не является определяющим — всё решает игра. Поговорим об этом после контрольных игр, посмотрим, как они смогут себя проявить.

— Тяжело говорить футболисту, что он не подходит?

— Конечно тяжело. Но лучше сказать ему об этом прямо в глаза, чем шушукаться по углам. Футболист должен уметь слышать «нет». Главное, чтобы он чётко понимал, почему это происходит. Ему обязательно нужно объяснить все причины.

О Фернандеше и «Локо»

— Фернандешу в своё время объясняли, почему он не играет?

— Я вообще не хочу говорить на эту тему. Но в виде исключения скажу об этом только один раз. Фернандеш не играл у меня из-за лимита. Посмотрите, сколько игр он сыграл при мне в Лиге Европы. И даже при этом он вёл себя непрофессионально.





— Он говорит, что вы просто молчали и слушались Смородскую.

— Это неправда, он врёт. Я всё ему лично объяснил. Давайте на этом закончим, не собираюсь оправдываться. Надо быть выше этого, болельщики «Локомотива» и сами всё знают.

— Вы редкий человек из той команды, у которого остались нормальные отношения со Смородской.

— Да у меня со всеми нормальные отношения. Моё дело — тренировать. Понятия не имею, какой она менеджер, я не лез туда. Но у меня до сих пор с ней хорошие отношения. В гости друг к другу не ходим, но связь поддерживаем. Когда я пришёл в «Арсенал», она поздравила меня с возвращением к работе.

— Вернёмся к «Локомотиву». При вас в клубе заиграл Жемалетдинов. Что с ним сейчас не так?

— Зря он уходил в «Рубин». Я его отговаривал, но он принял такое решение. Рифат — сильный парень, но он потерял год из-за этого перехода. Надеюсь, всё у него будет хорошо. Чтобы сказать большее, нужно смотреть на него в тренировочном процессе.

— К Сёмину как относитесь?

— Он для меня как отец. Я и за «Локомотив» регулярно приезжаю поболеть. Это моя родная команда, как тут иначе?

— Откуда у «Локо» такой провал в ЛЧ?

— Очень ровная группа, но такое бывает. Не повезло. С тем же «Шальке» в Москве, например. Вы посмотрите на ЦСКА — два раза обыграли «Реал» и тоже не вышли. «Реал» обыграли!

— Разделяете точку зрения, что Сёмину стоит задуматься об окончании тренерской карьеры?

— Заканчивать или нет, решать только ему. Никто не вправе что-то говорить Юрию Палычу на эту тему. Вот когда он сам решит, что хватит, тогда и хватит.

— «Помощником работать скучно». В какой момент проснулись и осознали это?

— Когда Божович ушёл. Проснулся и понял: других вариантов нет (смеётся).

— Даже к Палычу в штаб сейчас не пошли бы?

— Как-то уже отвечал на подобный вопрос, ответил: пошёл бы помощником к некоторым тренерам, но не ко всем.

— Много таких?

— Три. С Биличем, например, хотел бы ещё поработать. С ним было интересно, мы до сих пор созваниваемся: как жизнь, как семья? Он сейчас тренирует в Саудовской Аравии. Вот такая текучка у тренеров — вчера в АПЛ, а теперь на Востоке.

О «Балтике»

— Прочувствовали это на себе после «Локомотива»?

— Я-то сам ушёл. Когда уходил из «Локо», на руках были предложения из Азии и ближнего зарубежья. Но я хотел отдохнуть. У меня и сейчас нет желания тренировать за рубежом. Хочу работать в России.

— Россия — это хорошо, но почему согласились идти в «Балтику»?

— Понимаю, о чём вы. Кто-то мог испугаться за свой имидж: команда же шла в самом низу ФНЛ. Я не боялся, мне было интересно принять этот вызов — смогу или нет?

— Проблемы с финансами начинались уже при вас?

— Конечно. Допускаю, что кое-кто на меня обиделся после того, как я на пресс-конференции прямо сказал, что есть задолженности по зарплате. Ну, знаете, ранимых людей в стране много. В тот момент я не мог промолчать. Я отвечал за футболистов, и они мне верили. Считаю, что неправильно было сидеть и слушать рассказы от руководства.

— Попав в Тулу, выдохнули?

— Ещё бы. В «Арсенале» руководство выполняет договорённости. Можно спокойно работать и думать о футболе. Не шикуем, но условия для клуба РПЛ есть.





— В России есть понятие «футбольный регион». Калининграду футбол нужен?

— Судя по болельщикам, нужен. Они идут на стадион. Что до остальных, не знаю.

— У клуба была стратегия по выходу в Премьер-Лигу к 2020 году. Бутафория?

— Ну а сколько команд сейчас вообще закрывается! «Амкар» с «Тосно» закрылись, «Луч» под вопросом, были сложности в «Авангарде». Но проблемы не только в России. Посмотрите на Турцию, даже у топовых клубов возникли проблемы. Таких игроков, как раньше, никто не покупает.

— Вы же с Котовым работали (Кирилл Котов работал спортивным директором «Балтики». — Прим. «Чемпионата»)?

— Да, вместе вели работу над трансферами.

— В интервью «Чемпионату» он рассказывал дикие вещи. Например, что сам оплачивал операцию Пугину, потому что в клубе не было денег.

— Так при мне это тоже было. Касьяна он отправлял в Сербию за свои деньги, чтобы тот успел подготовиться к игре. Были проблемы с мышцами. Клуб в этих делах вообще не участвовал.

— В таких условиях вы едва не вывели «Балтику» в РПЛ. Есть объяснение, почему вас оттуда попросили?

— У нас был контракт 1+1, и клуб принял решение его не продлевать.

— Оно выглядит очень странным.

— У нас была задача быть в десятке, но аппетит приходит во время еды. По ходу дела повысили планку до шестёрки. А потом кому-то приснилось, что мы должны попасть в стыки. Без денег.

— Обидно было?

— Да что тут обижаться? Захотели и захотели — до свидания. Единственный момент — это делается не по телефону. Можно было и лично об этом сказать.

***

— И всё-таки много вы курите, — вырывается ближе к концу интервью. — Со скольких лет?

— Лет с 22-23.

— Подростком за гаражи не ходили?

— Там, где я жил, не было гаражей. Таджикистан — прекрасное место. А уж какие там фисташки… Во всём мире такие найдёшь только в двух местах: там и в Турции.

— Партнёров к себе в гости возили?

— Весь «Локомотив» возил. На товарищескую игру с чемпионом — «Истеколом». Сам летаю туда два раза в год. Организовал там турнир в честь отца, в своё время он был известным футболистом. Помогает местная федерация. И друзья его помогают.

— Как пришла эта идея?

— Когда приезжаю в Таджикистан, живу у друга отца. Как-то сидели с ним вечером, и я рассказал, что есть идея такого турнира. И закрутилось. В этом году он стал международным, была команда из Узбекистана. Многие хотят попасть на этот турнир, но мы берём команд десять, чтобы его не растягивать. Теперь хотим пригласить команды из Средней Азии и из дальнего зарубежья — из Ирана, например.

Ну всё, пора идти купаться — Черевченко предупреждал, что каждый год ходит окунаться под воду на Крещение. Посреди ночи идём к морю. Пока пытаюсь снять видео, сильно обдаёт волной — понимаю, что кроссовки полны морской воды и песка.

Другие материалы по теме

Загрузить ещё